Андрій Окара: «Но теперь после всего, что случилось, вопросы о двух языках и федерализации Украины сняты с повестки дня навсегда» (чат на сайті «Главред», ч.2)

1223_donbabve
(закінчення, початок див. http://schozavtra.in.ua/2014/12/23/andrij-okara-moya-pozytsiya-spryamovana-na-ob-jektyvnyj-nezaanhazhovanyj-analiz-toho-scho-ya-bachu-i-pro-scho-znayu-chat-na-sajti-hlavred-ch-1/)


Vopros: Учитывая стремительное падение цен на нефть, происходящее с курсом рубля и действие введенных санкций, как считаете, что может ждать Россию в дальнейшем, если такие тенденции сохранятся?

Андрей Окара: Думаю, что российскую экономику может ждать системный кризис. А ситуация сейчас будет такая, как у Советского Союза перед его развалом. Чем ниже цена на нефть, тем больше падает рейтинг российской власти, тем ниже уровень ее легитимности. А дальше, если цены на нефть совсем-совсем упадут, то будут смута и хаос.

y-grek: Прогнозируете ли вы активизацию боевых действий на Донбассе в ближайшее время, чтобы, так сказать, разрешить ситуацию до наступления серьезных холодов? Неужели что одна, что другая сторона смирится с перспективой в зиму и сильный мороз жить в окопах, в постоянном напряжении и ожидании атак?

Андрей Окара: Это зависит от многих факторов. Мне кажется, со стороны ДНР и ЛНР серьезных атак можно ждать, когда прогноз погоды будет обещать долгий период с температурой от минус 2 до минус 7 градусов мороза, то есть без больших заморозков и без оттепелей. Если прогноз погоды пообещает, скажем, двухнедельный такой период, то вероятность атаки увеличится. Если будет длительная оттепель, то танки и БТРы увязнут.

y-grek: Андрей, какие, по-вашему, цели в отношении Украины преследует Кремль, продолжая войну на востоке нашей страны?

Андрей Окара: Кремль отрицает свое участие в войне на востоке Украины, но у него есть четкое понимание, что неуспешная разваливающаяся и воюющая Украина – это фактор, который повышает легитимность нынешней российской политической системы, а успешность Украины, успех реформ и ее развития, наоборот, подрывают эту легитимность. Так что ослабление Украины – это усиление Кремля (подчеркиваю, это не усиление России, а усиление Кремля!).

Stepan_: Оценивая нынешнюю линию поведения Киева по отношению к оккупированным частям Донбасса, в частности, решение о прекращении соцвыплат в регионе, как думаете, этими шагами мы приближаем возвращение Донбасса под контроль Киева, или наоборот, еще больше отталкиваем его от Украины?

Андрей Окара: Есть несколько факторов. Во-первых, отказ от выплат означает очень жесткий удар по Кремлю и кремлевской политике. Именно потому российская пропаганда все время повторяет, что история с пенсиями – это геноцид. Получается, что Россия или должна содержать пенсионеров Донбасса, или должна начать какое-то жесткое наступление на Киев. Безусловно, сами пенсионеры крайне негативно на это реагируют. Но я не представлю, как Украина может гарантировать получение пенсионерами пенсий в условиях, когда государство не контролирует эти территории. Новый министр соцобеспечения Павел Розенко заявил, что боевиками было “отжато” много инкассаторских машин – десятки миллионов гривен ушло бандюкам – вместо пенсионеров. В данной ситуации проблема политического режима в Украине в том, что они не достаточно ясно объяснили две вещи: первая, что государство отказывается от своих обязательств временно и когда будет возможность, пенсии будут выплачены. Вторая – что государство идет на такой шаг, потому что оно технически не может обеспечить выдачу этих пенсий. Моральный момент этой ситуации таков: подозреваю, что многие пенсионеры, оказавшиеся ныне без пенсии, вспомнят, как весной этого года они устраивали пикеты и заслоны против украинской военной техники, которая шла в сторону Донецка и Луганска.

Vopros: Ваше видение того, как дальше будут развиваться события на Донбассе? Долго ли этому региону оставаться “горячей точкой”?

Андрей Окара: По моим подсчетам, если бы не контратака (российских войск – Ред.) конца августа и иловайский “котел”, то ситуация была бы разрешена в конце сентября или октябре, а ЛНР и ДНР закончили бы свое существование. Но поскольку этого не произошло, в нынешней ситуации эта проблема, которая может растянуться на год-полтора, а в худшем варианте – до трех лет.

Vopros: На ваш взгляд, есть ли у Украины шанс вернуть в свой состав Крым? Вы, как россиянин, считаете, что Крым – чей? А то многие российские оппозиционеры вроде поддерживают Украину, но в вопросе Крыма все-таки говорят, что он – российский.

Андрей Окара: Я считаю, что Крым – это фактор, с которого может начаться развал России. Крым – это фактор, из-за которого Россия отказалась от модернизации и перешла на рельсы псевдомобилизационного типа развития. Считаю, что нынешнее положение Крыма и Севастополя убивает их как уникальный регион. Возвращение Крыма в состав Украины возможно при сочетании трех факторов: 1) Путин – не президент России; 2) внутри России начался системный кризис; 3) в Украине начались изменения к лучшему – успех реформ, модернизация.

Sergei Piskarev: Андрей, скажите, почему правительство Украины само не провело референдумы в Крыму и на Донбассе, как это было в Шотландии и Испании? В Шотландии не было закона, но его приняли – и нет проблемы. И не понадобились танки. А в Канаде в 1976 году постоянно были выступления, приняли два языка – и всё успокоилось. Почему у нас не хотят таких изменений, а хотят войны?

Андрей Окара: Возможно, если бы украинская власть имела машину времени и могла бы заглянуть в будущее, то так бы и поступили. Все мы крепки задним умом. То, что политика Украины, начиная с 1991 года, по отношению к Крыму и Донбассу была отвратительной и неэффективной – это очевидно. Хотя очевидно также и то, почему это было именно так. В частности, донецкий клан не давал никакой возможности проводить Киеву на Донбассе альтернативную политику, в том числе гуманитарную. Но теперь после всего, что случилось, вопросы о двух языках и федерализации Украины сняты с повестки дня навсегда.

Sergei Piskarev: Скажите, на месте Путина вы бы уступили давлению США и ЕС?

Андрей Окара: Я очень-очень сильно не хотел бы оказаться на месте Путина.

Sergei Piskarev: Андрей, скажите честно, если демократа, как Ющенко, поставить в России, то она распадется на десять государств и более. Тогда будет гражданская война похлеще, чем сейчас. Нам это не выгодно, как соседям. Так почему вы против Путина?

Андрей Окара: Я – не за и не против Путина. Я – против неадекватных действий и недальновидной, а временами и преступной политики, которую проводит российская политическая элита в отношении России, лишая ее будущего. Вопрос о том, может ли Россия не распасться без жесткой авторитарной власти, является ли авторитаризм непременным условием сохранения страны в нынешних границах, – это один из главных вопросов российской общественной мысли на протяжении последних столетий, поэтому ответить на него коротко я не готов. Но готов к сложному и концептуальному его обсуждению – в ином формате.

Pangelina: И ранее можно было столкнуться, мягко говоря, с пренебрежительным отношением россиян к украинцам. Но думалось, как в пословице – в семье не без урода. А тут случился 2014 год. И уже понимаешь, что это не микроскопический нарыв, а гангрена, поразившая значительную часть организма.

Андрей Окара: Именно поэтому рок-баллада “Никогда мы не будем братьями” стала мега – хитом.

Действительно, в российском отношении к Украине и украинцам доминируют иррациональные, сложновыразимые чувства. Вот Путин в послании Федеральному Собранию назвал Корсунь сакральным местом для русской истории – поэтому “Крымнаш”.

Cfyz: Какая политология может быть в России? Одна правящая партия, отсутствие оппозиции, великорусский шовинизм, отсутствие диалога о внутренней и внешней политике, наличие абсолютной власти, диктатура Путина. Что делать политологам в таких условиях?

Андрей Окара: Политология – это, во-первых, обсуждение и осмысление текущего политического процесса и, во-вторых, это научные теоретические и прикладные исследования. Относительно первого, в России политическая экспертиза и политология превратились в пропаганду, от чего проиграла, прежде всего, сама власть, потому что, вместо трезвого и объективного анализа, она получает то, что ей хотелось бы слышать. Многие убийственные для России решения по поводу Украины стали возможными именно потому, что в России отсутствует независимая политическая экспертиза. Однако политология как наука в России развивается намного успешнее, чем в Украине. В России существует несколько научных политологических журналов, существует РАПН – Российская ассоциация политической науки, президент которой Оксана Гаман-Голутвина, кстати, родом из Киева. Две недели назад прошел большой конгресс РАПН, на которой одной из обсуждаемых тем, кстати, была тема, связанная с Украиной. Ничего подобного в Украине нет: нет ни научных политологических журналов, ни такого большого сообщества академических политологов, и это очень плохо. Конечно, отсутствие политики как конкурентного процесса в России подрывает и существование политологии как осмысления политического процесса, превращая политологов в пропагандистов. Но на академическую политическую науку это существенного влияния не оказывает.

Sergei Piskarev: Если включить логику, кто сбил “Боинг” – понятно. Ввели санкции – этого США и хотели. А почему многие винят Путина? Или это от “тупизма”: света нет в подъезде – виноват Путин?

Андрей Окара: По поводу “Боинга” у меня есть всего лишь один вопрос. Игорь Гиркин-Стрелков сразу после крушения самолета написал в интернете, что армия ДНР сбила вражеский украинский самолет АН-26. Вопрос: где остатки этого сбитого АН-26?

Cfyz: Путин вторжением в Украину начал кампанию за Великую Россию. Скажите, какие критерии определения этого величия? Размер территории, экономики, уровень жизни народа? Или есть какие-то особенные критерии – ну, типа, Святая Русь, “русский пир”, победа в войне и прочее?

Андрей Окара: Эти критерии иррациональны, а главный из них – чтобы Россия стала творцом не только мировой политики, но и мировой истории. У руководства Кремля с началом этой кампании возникло ощущение, что Россия становится центром мира, генератором новых ценностей и создателем “Тысячелетного Царства Правды и Справедливости” на Земле.

Cfyz: Скажите, на России у руководства страной есть умные люди? Кого бы назвали, если таковые есть?

Андрей Окара: Раз мы обсуждаем этих людей, а не они нас, значит, всё-таки, умные они, а не мы… Русская классическая литература началась не с Пушкина и Гоголя, а с комедии Грибоедова “Горе от ума“.

Олександр Вікторович: Какая идея в русских националистов? У них есть шансы прихода к власти в России?

Андрей Окара: Националисты есть разных видов. Есть этнонационалисты, а есть – националисты-шовинисты. Многие этнонационалисты осуждают политику Кремля и выражают солидарность с Украиной. Шовинисты – наоборот. Есть ли у них шансы прихода к власти в России? Такое впечатление, что многие из националистов-шовинистов уже у власти. Подчеркну, что, несмотря на то, что власть часто прикрывается имперской риторикой и имперской образностью, ничего имперского за последний год я в России не вижу, потому что имперскость предполагает универсализм. А то, что генерирует власть, включая концепт “Русского мира”, больше похоже на шовинизм.

Татьяна Ларина: Андрей! Скажите, на кого бы из известных политиков Вы бы сегодня поставили, кто бы лучше других мог справиться с ситуацией, благодаря умению, знаниям и политической воле? Если вы никем не заангажированы, то надеюсь получить честный ответ.

Андрей Окара: Если речь идет о России, то в России, по моим подсчетам, на данный момент всего лишь два политика: Путин и Кадыров. Остальные – это либо бюрократы, либо пропагандисты, либо откровенные клоуны. Если говорить об Украине, то это слишком долгий разговор. Главный мой критерий для оценки украинских политиков – это то, в какой мере они являются или могут стать проводниками реформ и субъектами инновационного развития Украины.

Pangelina: Россия понимает, что больше нет двух братских народов?

Андрей Окара: Одновременно – и да, и нет. С одной стороны, продолжается такая тема: мы же вас любим, мы хотим, чтобы вы не попали в рабство к “вашингтонскому обкому”, мы с вами – один народ. С другой стороны, по российским каналам рассказывают, что украинцы – это нацисты, фашисты, “бендеровцы” и убийцы. Поэтому ухудшение отношения к украинцами фиксируется всеми соцопросами уже несколько лет подряд. Но я думаю, что когда придет окончательное понимание того, что нет больше братских народов, что с международным правом в марте случилась беда, что с российским обществом случилась гуманитарная катастрофа, это будет очень холодный душ и шок для всех россиян. Однако осознание всего этого еще впереди.

Cfyz: Смотрю на состояние отношений Украины и России – такое впечатление, что Россия попала в расставленные сети Госдепа. США только и ждали вторжения России в Украину, чтоб ввести санкции против России, сплотить Европу против России и, тем самым, опустить экономику России на дно и поставить ее на свое место в рейтинге – ну, где-то на 60-е позиции.

Андрей Окара: В целом, подобная интерпретация мне кажется достаточно адекватной и реалистичной: в феврале и марте я искал ответ на вопрос – почему Украина не оказывает вооруженного сопротивления “зеленым человечкам” в Крыму? Помимо общеизвестных фактов, был фактор, о котором предпочитают не говорить: определенные просьбы Запада, адресованные тогдашнему руководству Украины, не противодействовать жестко и дать России захватить полуостров. В результате Запад получил уникальную возможность легитимным образом радикально ослабить Россию. Крым выступил в качества крючка с наживкой, который проглотила Россия. Как бы то ни было, это геополитическое айкидо. Но ведь никто не принуждал Россию глотать эту геополитическую наживку! А теперь Россия пошла вразнос.

Надежда Майная

Джерело:
http://glavred.info/politika/rossiyskiy-politolog-andrey-okara-putin-zalozhnik-situacii-kotoruyu-sozdal-sam-297548.html
8 декабря 2014, 09:44
Российский политолог Андрей Окара: Путин – заложник ситуации, которую создал сам

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

Цей сайт використовує Akismet для зменшення спаму. Дізнайтеся, як обробляються ваші дані коментарів.